Аттестуйте меня!

Ночь. Детская. Кокон из одеяла. В одеяло укутан мой сын. На сегодня бой окончен. Вдох-выдох.

В темноте и тишине есть время подумать, каким был прожитый день, каким он запомнится нам обоим, сделала ли я все, что хотела, планировала, могла бы. В голове – каша, а также веселая прогулка на велосипедах, забавное обсуждение книжки и несколько острых «воспитательных» моментов, ознаменованных слезами моего дорогого чада. Мы, в общем, неплохо ладим, нам хорошо, разнообразно и интересно вместе. Но каждый раз, когда спокойные аргументы и хорошие манеры мудрого взрослого во мне заканчиваются, из сумрака выходят запрещенные приемы, единогласно не рекомендуемые к применению не только британскими учеными, но и продвинутыми психологами. Исключить из повседневности воспитания угрозы, шантаж, подкуп и прочие недостойные вещи не получается, несмотря на мою внешнюю и внутреннюю адекватность. Могу ли я считать себя хорошим родителем? Этот вопрос не дает мне покоя. Кто-нибудь, аттестуйте меня, пожалуйста!

Родители-отличники

Первыми приходят на ум. Отличаются им же и сообразительностью. Вообще отличаются. Всегда и везде. Одухотворенно везут детей на мероприятия любого уровня (чаще, конечно, трендовые и закрытые, но и трехкопеечным не отказывают). Участвуют в конкурсах, истово стремятся к победе отпрысков, и те побеждают, что характерно. Работают наизнос, требуют много и с себя, и с детей. Читают литературу по теме, подписаны на авторитетные сообщества успешных родителей, стараются быть в курсе, выбирают лучшее, не жалеют средств на определяющие счастливое детство штуки: регулярные путешествия, занятные кружки, полезную еду и тщательно отобранный и крепко сбитый коллектив единомышленников. Не кричат, не выходят из себя, выглядят достойно в любых ситуациях, лишь иногда чуть сильнее, до хруста, сжимая детскую ладошку в своей, посылая секретный сигнал о неправильном поведении детки. Разумеется, плодят зависть своей идеальностью, но всегда держат марку и, засыпая, с гордостью ставят галочки в todo-list-ах. Глядя на них, кажется, что миссия на самом деле выполнима. Но последствия привитого с детства перфекционизма часто аукаются осложненными проявлениями широко известного «комплекса отличника». Осторожней!

Родители-хорошисты

Оптимистично настроенные люди. На неидеальные моменты в выполнении своих прямых обязанностей легко готовы закрыть глаза. Не вышло сегодня на ужин ничего, кроме пиццы на заказ, – хорошо. «Как дела, малыш?.. Хорошо, что все хорошо!». Не попали сегодня и еще недели три в театр – хорошо. Вообще никуда не попали этим летом, но все живы-здоровы, бодры-веселы – значит, хорошо! И прочее, и прочее. Дети у них, соответственно, получают больше свободы и меньше «дотошного» общения, а значит не приобретают нервных тиков – последствий заминки в ответе на вопрос папы о столице Лихтенштейна. Хорошие люди не запариваются на исполнение всех наказов светоча педагогики, Юлии нашей Гиппенрейтер. Они не лишают детей золотой поры, по праву считая ее самым расслабленным временем в жизни, не лезут в души, не нагружают занятиями по развитию речи или этикету. Вполне возможно, именно поэтому таким семьям вполне удается просто жить хорошо.

Родители-троечники

Удовлетворяющим потребности детей в пище, крове, одежде и обуви, папам и мамам совсем не хочется (не можется – совсем другая история) брать на себя что-то еще. Почитать вслух перед сном? Ну-ну. А стирать, мыть и убирать за меня тоже Пушкин будет? Примерно такая схема жизни. От ребенка, как правило, требуются вполне конкретные вещи: беречь, то, что имеешь, быть благодарным за это же, слушаться, обязательно выполнять определенные функции по дому, не грузить лишний раз типичным детским желанием постоянно хотеть чего бы то ни было. Уверенность в том, что главное родительское могущество и самость заключаются в качественном исполнении роли добытчиков и снабженцев, рождает и формирует маленьких крепеньких середнячков. Управляемых и безынициативных, приученных довольствоваться малым. И именно среди таких детей постепенно растет и крепнет тотальное равнодушие к миру, который простирается за колеей, заданной примером ограниченных, будем честны, родительских интересов.

Родители-двоечники

Мне часто говорят, что понять, какой ты родитель, можно лишь тогда, когда твои дети выросли, добились или нет чего-то в жизни. Такая вот, отсроченная во времени проверка на вшивость... О, боги, почему вы так суровы?! От таких заявлений становится не по себе. То есть, раньше, чем через 20 лет, нельзя понять, что ты не прав, что делаешь что-то не верно, посмотреть на примеры других взрослых, идущих по нелегкому, но такому увлекательному пути взращивания юной поросли и постараться что-то изменить в своем конкретном случае, пока не поздно? Неужели это невозможно?

Надеюсь, что есть все же право на корректировку образа мамы или папы в процессе, по ходу пьесы. Верю, что все мы имеем реальные шансы учиться и быть хорошими родителями – чуткими сердцем, умеющими слушать и слышать, способствовать, раскрывать и щедро купать в безусловной любви наших самых чудесных, таких замечательных детей. Успехов! И пусть у нас все получится!

Простая жизнь, №42, июль, 2014

Комментарии

Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы оставлять комментарии.